Мясокомбинат «Покровский» раскрыл свои стратегические объятия, но не до конца

6.09.1996, 19:58

28 августа группа журналистов нашей газеты побывала на Энгельсском мясокомбинате «Покровский» по приглашению заместителя директора Николая Вартаняна. Предлагаем вам отчет об этом визите.

На проходной мясокомбината нас встретило любопытное объявление: «Правом прохода без пропуска по предъявлению удостоверения пользуются члены правительства РФ, заместители министров РФ, главы администраций Саратовской области и г. Энгельса, прокуроры и их заместители РФ, Саратовской области и г. Энгельса, начальник управления Федеральной службы контрразведки, начальник УВД Саратовской области…». Мы не были членами правительства РФ, не являлись и заместителями министра, тем не менее надежда побывать на столь привилегированном предприятии все же жила. Пока мы ожидали встречающую нас сторону, поинтересовались у начальника службы охраны мясокомбината Романа Рахматулина, чем вызвана столь жесткая регламентация правил прохода.

— Это строго охраняемый объект. Наша служба занимается предупреждением и пресечением действий, грозящих технической, экономической и прочей безопасности предприятия. В том числе боремся против незаконного выноса и вывоза продукции. Сейчас эти факты стали исключительными и в численном соотношении составляют 1 к 50 по сравнению с прошлыми годами.

Что ж, охрана настроена серьезно. И работают в ней серьезные люди. Так, в день нашего визита на проходном пункте дежурили бывшие военные из армии Лебедя: отставные полковник и подполковник. И это обычное правило. Полковников в охране мясокомбината, пожалуй, не меньше, чем в Энгельсской дивизии.

Тем временем к нам вышел заместитель генерального директора по производству Николай Вартанян, ставший нашим гидом по мясокомбинату. Разговор продолжился уже за проходной. Выяснилось, что покровский мясокомбинат входит в десятку крупнейших на территории бывшего Союза. В прошлые времена (доперестроечные) комбинат выпускал до 100 тонн колбасы в сутки и только в одном колбасном цехе работало 500 человек (для сравнения: во всех цехах саратовского мясокомбината работало 300 человек вместе с директором). Сейчас объем продукции снизился в 10 раз, а численность работников сократилась в четыре раза.

В рыночную стихию мясокомбинат вошел как акционерное общество открытого типа. 51 процент акций находится у бывших и нынешних работников предприятия, 49 — у сельских хозяйств области.

К сфере легенд Николай Вартанович отнес то, что комбинат использует туберкулезное мясо (контроль осуществляет специальная лаборатория, не подчиненная комбинату), а также то, что главным потребителем продукции являлась и является Москва (не являлась и не является). Основными покупателями, как оказалось, являемся мы, жители Саратовской области.

Олег Сафонов.

Вопреки расхожему мнению о том, что работники мясокомбината в основном мясопродуктами и питаются, замдиректора Николай Вартанян на вопрос «смог бы он стать вегетарианцем?» ответил утвердительно. «Только пока не вижу в этом необходимости», — добавил он. И правда, зачем, ведь говорят же, что дефицит белка в пище снижает устойчивость организма к стрессам. А хорошие эмоции влияют на здоровье не меньше, чем правильное питание.

Мы изумились, когда узнали, что рецепт колбас собственного изобретениях оценивается в 1,5–2 тысячи долларов. Нет, не на мировом, а на нашем внутреннем рынке! За 18 лет работы Вартанян разработал не один такой рецепт. Приходилось специалистам мясокомбината изобретать и совершенно особую, «экономную» колбасу, в которой собственно мяса было чуть меньше, чем полагается, а воды и приправ чуть больше — что называется, продукт на черный день, но об этом говорилось со смущением, как о чем-то не совсем приличном.

Если раньше наличие колбасы считалось каким-то знаком благополучия, то сегодня это не совсем так. Действительно, прилавки от колбасы ломятся. Но в «застойные» времена на среднюю зарплату можно было купить приблизительно 100 кг колбасы. Сейчас для этого нужно как минимум два миллиона рублей. У многих ли сейчас такая зарплата? Вот и судите о нашем благосостоянии по «твердой валюте» — колбасе.

Наша журналистская компания не смогла удержаться от ехидного вопроса руководству: «Верно ли, что в вареную колбасу подмешивают бумагу?» (мы уже не стали уточнять, какую именно), на что получили убедительный ответ, что бумага нынче выходит дороже мяса и что это, наконец, просто невыгодно.

А вот что добавляют в колбасу нечистоплотные конкуренты (в Энгельсе семь кооперативов, специализирующихся на производстве колбас), это отдельная история. И главное, выдают эти суррогаты из соединительной ткани, капусты, воды и яиц за продукцию Энгельсского мясокомбината, что с их стороны — просто подрыв репутации солидного комбината, входящего в десятку крупнейших мясокомбинатов бывшего Советского Союза, одна территория которого занимает целых 42 гектара (это примерно несколько колхозных полей; один наш цех по площади больше всего мясокомбината в Саратове).

Для тех, кто не в курсе — предупреждение: если на Покровском рынке вам скажут, что продают мясопродукты с Энгельсского мясокомбината — не верьте обманщикам. На этом рынке принципиально не продается мясокомбинатовская продукция. Впрочем, если захотеть, ее можно отличить и по качеству. И ни в коем случае не покупайте дешевые субпродукты: язык, печень, сердце и т. д. с рук у магазинов «Юбилейный», «Кооператор» и в других точках — не исключено, что все это «добро» уже побывало где-нибудь на свалке.

Берегите свое здоровье! Продукция мясокомбината (всего более 50 наименований) продается в небезызвестном «сером» магазине «Покровский». И, что немаловажно, хранится в холоде.

Мясокомбинат «Покровский» раскрыл свои стратегические объятия, но не до конца
Вязальщицы — этой профессии обучают в училище при мясокомбинате.
Фото — А. Быковского.

Еще на проходной мы ожидали, что на мясокомбинате нас встретят разные запахи — вкусные в цехах копченостей и колбас, неприятные — на бойне и в подсобных ей цехах с интересными названиями: «Шкуропросолка», «Жирово-кишечный», «Скотобаза», «Погрузобюро» (мы насчитали около 30 названий цехов, но возможно, их и больше). Однако запахов просто не было. Мощные шланги и водонапорные системы по нескольку раз в день так уливают каменные полы, что на них не успевают высыхать лужи. Оттого в здании стоит постоянный промозглый холод. Мы посочувствовали женщинам, работающим на упаковке: мол, наверное, простывают в такой сырости и на сквозняках. «Да привыкли уже», — был ответ. И то верно: ни одного бледно-истощенного лица среди работниц мы не заметили.

В заключение — старый анекдот. Водят делегацию по мясокомбинату. Немец говорит: «У нас скотину забивают электротоком, чтобы она не боялась, а то мясо будет горчить». Англичанин: «А у нас ей сначала дают вкусно поесть, музыку послушать — от этого мясо вкуснее, а потом быстренько режут». Русский: «А у нас — черт его знает… Смотришь на прилавок, а там кости, копыта, хвосты… Взрывают, наверное!»

Спешим успокоить: на Энгельсском мясокомбинате бедную скотину не взрывают и все делают в строгом соответствии с технологией, что в конце концов отражается на качестве. Попробовать эту продукцию — значит напрочь отказаться от затеи стать вегетарианцем, и в этом мы оказались солидарны с руководством завода. Вкусно, очень вкусно!

Ольга Калинина.

Больше всего мы хотели (и боялись) увидеть бойню. Но в это время дня (после обеда) она была уже закрыта: скот бьют с утра. Таким образом, на этом стратегическом объекте мы не побывали. Бойня — это огромное здание, каждый этаж которого предназначен для своих целей: на шестом, например, бьют свиней и овец, на пятом: коров, ниже снимают шкуру, разделывают туши и т. д. Скот идет наверх сам, по специальной дороге.

Исходя из принципа слабонервных «птичку жалко», мы поинтересовались, что за люди работают здесь и не (беспокоят ли их столь многочисленные убийства ни в чем це повинных животных. Нам резонно ответили, что для работников мясокомбината, ко всему уже привыкших, скот — это просто сырье. Кроме того, есть хочется всем. В том числе и журналистам (жалея бедных коровок и овечек, мы все же с удовольствием попробовали местную буженину и сервилатик).

Когда-то на бойне преимущественно работали заключенные или солдаты, сейчас такого приоритета нет.

Говорят, что самое полезное мясо — это баранина. Овца настолько глупа, что не боится, когда ее убивают, поэтому в ее мясе отсутствует фермент страха, который есть в мясе других животных и который в принципе вреден человеку.

— Это сомнительно, — пожал плечами Н. Вартанян. — Крупный рогатый скот убивают быстро, током, а вот овец подвешивают за ноги, они висят и ждут, когда придет их очередь. Им перерезают горло…

Баранина в мясопроизводстве всегда шла как бы «в нагрузку»: труда на обработку туши затрачивается столько же, сколько и на другой скот, а вот мяса получается гораздо меньше.

Мясокомбинат «Покровский» раскрыл свои стратегические объятия, но не до конца
Сетчатая оболочка — знак того, что колбаса именно с мясокомбината «Покровский».
Фото — А. Быковского.

Один из самых важных вопросов «науки» о колбасе — это количество готовой продукции на 100 кг мяса. И вот тут уж производители всех мастей стараются кто во что горазд. Сервелат — дорогая колбаса, потому что из 100 кг мяса получается всего 63 кг продукта. Вареной выходит гораздо больше — 107 кг на 100 кг мяса. Если вы встретите вареную колбасу дешевле, чем обычно, значит, это так называемая колбаса для бедных. В нее добавлены вещества, которые связывают воду, не давая ей вытекать. Из 100 кг мяса получается 140–150 кг такого изделия. Это означает, что вы купите стакан воды по «мясной» цене.

В нашем городе еще семь частных производителей колбасных изделий. Иногда они стараются представить свою продукцию мясокомбинатовской. В этой связи напоминаем: колбаса с мясокомбината «Покровский» на улицах продается только под соответствующей вывеской на лотке. Вареная колбаса в ярко-розовой оболочке на этом предприятии не выпускается.

Не делают здесь сейчас и ливерной колбасы: ее время придет зимой, когда температурный режим будет более подходящим. А пока ливер хранится (копится) в холодильниках при температуре -18°С. Когда-то в этих холодильниках находились огромные запасы мяса (стратегическое сырье!), сейчас их нет: предприятие работает на охлажденном мясе, а не на мороженном.

Мясокомбинат занимает особое положение и потому, что это святая святых идола нашего народа — Колбасы. Именно этот вожделенный продукт является у нас своеобразным мерилом благосостояния страны. По большому счету советская власть потерпела крах, потому что этого дефицита не хватало на всех, а нынешняя власть все-таки удержалась, потому что колбасы много (если бы она была еще и подешевле — победа Ельцина была бы более убедительной). Светлое будущее обычно рисуется так: море дешевой колбасы.
Н. Вартанян объяснил этот феномен тотальной занятостью наших женщин — колбасные изделия помогают экономить время.

Интересно, что во времена колбасного дефицита склады мясокомбината были забиты продукцией. Преградой к магазину стояли так называемые фонды. «Нет фондов» — и в магазин нельзя завезти колбасу. А выполнение огромного плана от комбината требовалось независимо от того, что уже. некуда запихивать то, что уже произведено. Поэтому положительной стороной приватизации Н. Вартанян называет отсутствие указующего перста сверху.

Мясокомбинат «Покровский» существует уже более 50 лет. За это время вокруг него появился целый городок, почти не зависимый от Энгельса (здесь даже есть своя администрация). И забота о жилом фонде и живущих здесь людях ложится на плечи этого предприятия. Не один миллиард рублей в год здесь тратится на решение жилищно-коммунальных проблем, поддержку работников комбината и пенсионеров.

Огромных средств потребовало строительство консервного цеха год назад. Только сейчас он начал окупаться. Борьба с конкурентами за потребителя тоже требует вложений. Нам не назвали сумму, в которую обошлась недавняя публичная дегустация изделий мясокомбината устроенная в специализированном магазине «Покровский», но благодаря этому смелому шагу уже на следующий день реализация продукции комбината подскочила чуть ли не вдвое.

Так что, несмотря на трудные времена, у мясокомбината существенный потенциал и вполне радужные перспективы. Это в общем-то достопримечательность нашего города. И предмет гордости.

Светлана Архипова. «Новая газета».




Другие новости по теме: